Шрифт

11 сентября.

Усекновению честной главы честного славного Пророка, Предтечи и Крестителя Иоанна.

Тропа́рь, гла́с 2:

Па́мять пра́веднаго с похвала́ми, тебе́ же довле́ет свиде́тельство Госпо́дне, Предте́че: показа́л бо ся еси́ вои́стинну и проро́ков честне́йший, я́ко и в струя́х крести́ти сподо́бился еси́ Пропове́даннаго. Те́мже за и́стину пострада́в, ра́дуяся, благовести́л еси́ и су́щим во а́де Бо́га, я́вльшагося пло́тию, взе́млющаго гре́х ми́ра и подаю́щаго на́м ве́лию ми́лость.

Стихи́ра, гла́с 6:

Пляса́ учени́ца вселука́ваго диа́вола, и главу́ твою́, Предте́че, мзду́ взя́т. О, пи́ра, испо́лнена крове́й! Лу́чше бе́ не кля́тися, Ироде беззако́нне, лжи́ вну́че. Аще ли же и кля́лся еси́, но не о добре́ кля́лся: лу́чше бе́ солга́вшу жи́знь получи́ти, не́же и́стинствовавшу главу́ Предте́чеву усе́кнути. Но мы́ Крести́теля, я́ко в рожде́нных жена́ми бо́льша, досто́йно чту́ще, ублажа́ем.

Кано́н пе́рвый. Гла́с 8.

Пе́снь 1.

Ирмос: Во́ду проше́д, я́ко су́шу, и еги́петскаго зла́ избежа́в, изра́ильтянин вопия́ше: Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

От утро́бы непло́дныя я́вльшася проро́ка, в ложесна́х Деви́ческих, во чре́ве Носи́мому неизрече́нно, свяще́ннаго воспое́м Предте́чу.

Преде́лы естества́ превозше́д, пра́вды соблю́л еси́ зако́ны, беззако́нное смеше́ние облича́я, не убоя́вся царе́ва суровства́.

Зако́нным млеко́м воспита́вся, законоположе́ние совокупле́ния зако́ннаго, я́ко зако́на печа́ть запеча́тствуя, сопроти́вился еси́ ме́рзкому прелюбодея́нию.

Богородичен: Чи́ни Тя́ Ангел и челове́к, Безневе́стная Ма́ти, восхваля́ют непреста́нно: Зижди́теля бо си́х я́ко Младе́нца на объя́тиих Твои́х носи́ла еси́.

Пе́снь 3.

Ирмос: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди, и Це́ркве Зижди́телю, Ты́ мене́ утверди́ в любви́ Твое́й, жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние, еди́не Человеколю́бче.

Дре́вних я́ко хода́тай и но́вых, Предте́че, ева́нгельских пропове́даний, ты́ предста́в, смеше́ние беззако́нное мучи́тельское обличи́л еси́, сла́вную сме́рть, ра́дуяся, прия́л еси́.

От ма́тере беззако́нныя преднаучена́ отрокови́ца, объюроде́вшу пия́нством Иродови рече́: да́ждь на блю́де главу́ Иоа́ннову, ма́тери да пода́м да́р возжеле́нен.

Обличе́ния не терпя́ безсту́дный мучи́тель богоно́снаго твоего́ язы́ка, сла́вне Предте́че, отрокови́це предае́т, же́нским пляса́нием, честну́ю твою́ страда́льную главу́, пресла́вне.

Богородичен: Всели́вся в Де́ву теле́сне, Го́споди, яви́лся еси́ челове́ком, я́коже подоба́ше ви́дети Тя́, Юже и показа́л еси́ я́ко и́стинную Богоро́дицу и ве́рным по́мощь, Еди́не Человеколю́бче.

Седа́лен, гла́с 8.

От непло́дове просия́в судо́м Бо́жиим и у́зы разреши́в язы́ка о́тча, показа́л еси́ со́лнце, денни́цу озаря́ющее, и лю́дем в пусты́ни Зижди́теля пропове́дал еси́, Агнца, взе́млющаго ми́ра грехи́. Те́мже ре́вностию царя́ обличи́в, в пресла́вную главу́ твою́ усе́чен бы́л еси́, приснопа́мятне, Иоа́нне всехва́льне, моли́ся Христу́ Бо́гу согреше́ний оставле́ние дарова́ти пра́зднующим любо́вию святу́ю па́мять твою́.

Сла́ва, и ны́не, Богородичен:

Яко Де́ву и еди́ну в жена́х, Тя́ без се́мене ро́ждшую Бо́га пло́тию, вси́ ублажа́ем, ро́ди челове́честии: о́гнь бо всели́ся в Тя́ Божества́, и я́ко Младе́нца млеко́м пита́еши Зижди́теля и Го́спода. Те́м, Ангельский и челове́ческий ро́д, досто́йно сла́вим пресвято́е рождество́ Твое́, и согла́сно вопие́м Ти́: моли́ Христа́ Бо́га согреше́ний оставле́ние дарова́ти покланя́ющимся ве́рою пресвято́му Рождеству́ Твоему́.

Пе́снь 4.

Ирмос: Ты́ моя́ кре́пость, Го́споди, Ты́ моя́ и си́ла, Ты́ мо́й Бо́г, Ты́ мое́ ра́дование, не оста́вль не́дра Отча и на́шу нищету́ посети́в. Те́м с проро́ком Авваку́мом зову́ Ти́: си́ле Твое́й сла́ва, Человеколю́бче.

Не моги́й терпе́ти обличе́ния де́рзости, и́же зако́на томле́нием пови́нный, ни де́рзость благоче́стия, и́же скве́рными сластьми́ растле́нный, связа́в, блюдя́ше невеще́ственно го́рним пре́жде конца́ лико́м совокупля́емаго.

Душевре́дным пия́нством и разжже́нием блу́дным поболе́в, отда́н окая́нный, отрокови́цы пляса́нием ножны́м свя́зан, уби́йца проро́ка быва́ет. Зача́т бо пия́нство — блуда́ ма́терь и лю́тое беззако́ние породи́.

Вои́стинну в тебе́ не солга́ Боже́ственный гла́с: ты́ бо во проро́цех бо́льший еси́, я́ко проро́честву сподо́бився от са́мыя утро́бы в несоверше́нне телеси́, и прорече́ннаго тобо́ю Бо́га Сло́ва, и ви́дев, и крести́в в телеси́.

Богородичен: Ты́ ве́рных похвала́ еси́, Безневе́стная, Ты́ предста́тельница, Ты́ и прибе́жище христиа́н, стена́ и приста́нище: к Сы́ну бо Твоему́ мольбы́ но́сиши, Всенепоро́чная, и спаса́еши от бе́д ве́рою и любо́вию Богоро́дицу чи́стую Тебе́ зна́ющия.

Пе́снь 5.

Ирмос: Вску́ю мя́ отри́нул еси́ от лица́ Твоего́, Све́те Незаходи́мый, и покры́ла мя́ е́сть чужда́я тьма́, окая́ннаго? Но обрати́ мя, и к све́ту за́поведей Твои́х пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Ма́терними наважде́ньми це́ну пляса́ния злоде́монскаго суро́выя льви́цы суро́вейшее исча́дие испроси́, ю́же и зве́рие са́ми в пусты́ни почита́ху, главу́ Предте́чи и пропове́дника.

О, твои́х неизрече́нных и непости́жных суде́б, Человеколю́бче! Яко во утро́бе еще́ су́ща ма́терни, Ду́ха Свята́го прия́телище бы́вша и возра́стша целому́дрием и чистото́ю, скверна́вая испляса́ отрокови́ца.

Любе́зно и и́скренно изво́ли беззако́нное сопряже́ние лю́бящему к рожде́ственным его́ пития́м и проро́че присовокупи́ти уби́йство, и ча́шу, испо́лнену святы́х и проро́ческих крове́й, сластолю́бием раствори́ти.

Богородичен: Ма́терне дерзнове́ние, е́же к Сы́ну Твоему́ иму́щи, Пречи́стая, сро́днаго промышле́ния, е́же о на́с, не пре́зри, мо́лимся: я́ко Тебе́ и еди́ну, христиа́не, ко Влады́це, очище́ние ми́лостивно предлага́ем.

Пе́снь 6.

Ирмос: Очи́сти мя́, Спа́се, мно́га бо беззако́ния моя́, и из глубины́ зо́л возведи́, молю́ся, к Тебе́ бо возопи́х, и услы́ши мя́, Бо́же спасе́ния моего́.

О за́поведех зако́на бе́дствуяй, блаже́нне, обличе́ньми наказу́еши беззако́новавшаго: не бы́л бо еси́ тро́сть, вра́жиих ве́тров коле́блема дунове́ньми.

Кро́вию закла́ния глава́ ка́плющи твоя́, принесе́ся блу́дным по́двигом вме́сто мзды́, Ирода облича́ющи и по кончи́не, я́ко естество́ смеси́вша.

В пусты́нях ходя́, власы́ велбу́жи покрыва́емь, во о́вех у́бо я́ко светосия́нно жи́л еси́ ца́рски, во о́вех же, я́ко ца́рску обнося́ красоту́, над страстьми́ воцари́лся еси́.

Богородичен: Да изба́вимся от лю́т прегреше́ний, моли́твами Твои́ми, Богороди́тельнице Чи́стая, и да улучи́м, Пресвята́я, Боже́ственное сия́ние из Тебе́ неизрече́нно воплоще́ннаго Сы́на Бо́жия.

Конда́к, гла́с 5:

Предте́чево сла́вное усекнове́ние смотре́ние бы́сть не́кое Боже́ственное, да и су́щим во а́де Спа́сово пропове́сть прише́ствие. Да рыда́ет у́бо Ироди́я, беззако́нное уби́йство испроси́вши: не зако́н бо Бо́жий, ни живы́й ве́к возлюби́, но притво́рный, привре́менный.

Икос:

Рожде́ние Иродово все́м яви́ся непреподо́бно, егда́ посреди́ пита́ющихся глава́ постя́щагося предложи́ся, я́коже сне́дь: ра́дости совокупи́ся печа́ль, и сме́ху раствори́ся го́рькое рыда́ние, я́ко главу́ Крести́телеву на блю́де нося́, пред все́ми вни́де, я́коже рече́, отрокови́ца. И кля́твы ра́ди рыда́ние нападе́ на вся́ возлежа́щия тогда́ с царе́м: не бо́ обвесели́ о́нех, ниже́ Ирода самого́. Рече́ бо: оскорбе́ша печа́лию не и́стинною, но притво́рною, привре́менною.

Пе́снь 7.

Ирмос: Бо́жия снизхожде́ния о́гнь устыде́ся в Вавило́не иногда́, сего́ ра́ди о́троцы в пещи́, ра́дованною ного́ю, я́ко во цве́тнице, лику́юще, поя́ху: благослове́н еси́, Бо́же оте́ц на́ших.

Блу́дным жела́нием, лю́тым же пия́нством вооруже́н, прирази́вся, разсе́деся, к воздержа́ния столпу́ непрекло́нному и целому́дрия ко гра́ду неразруши́мому, Христо́ву Крести́телю, Ирод беззако́нный.

Не ужасе́ся, Предте́че, не устыде́ся, не ослабе́ науче́ная диа́волом, твою́ принося́щи честну́ю главу́ безсты́дно на блю́де, наважде́нием ма́терним прельсти́вши у́м.

Яко свети́льник, просия́л еси́, предпосла́вся же, я́ко Ангел; я́ко проро́к, пропове́дуеши Агнца Бо́жия, я́вльшагося Христа́; я́ко му́ченик, мече́м во главу́ усе́клся еси́, предвозвеща́я Того́ и су́щим во а́де ме́ртвым.

Богородичен: Изба́вльшеся рождество́м Твои́м осужде́ния дре́вняго паде́ния, явле́нную вину́ свобожде́ния, Тя́, Ма́ти Де́во, с Сы́ном Твои́м, да́вшим изба́ву о на́с Себе́, при́сно сла́вим.

Пе́снь 8.

Ирмос: Седмери́цею пе́щь халде́йский мучи́тель богочести́вым неи́стовно разжже́, си́лою же лу́чшею спасе́ны сия́ ви́дев, Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше: о́троцы благослови́те, свяще́нницы воспо́йте, лю́дие превозноси́те во вся́ ве́ки.

Предтеки́й рождество́ Твое́ и Боже́ственное страда́ние, в преиспо́дних мече́м быва́ет проро́к и ве́стник та́мошняго прише́ствия Твоего́, я́ко гла́с Сло́ва Иоа́нн взыва́я: ме́ртвии, — Животода́вца, слепи́и, — Светода́вца, плене́ннии, — Изба́вителя Христа́ превозноси́те во вся́ ве́ки.

Деви́ческаго рождества́ предте́к от непло́дове, ны́не во́льнаго вся́ Созда́вшего бы́сть распя́тия предше́ственник, усекнове́нием главны́м су́щим во а́де зовы́й: о́троцы благослови́те, свяще́нницы воспо́йте, лю́дие превозноси́те во вся́ ве́ки.

Главе́ твое́й от телесе́ отъя́те бы́вши, Предте́че, твое́ю пло́тию душа́ владя́щая от сея́ раздели́ся, но Божество́ от пло́ти Емману́ила не разлучи́ся отсю́ду, и ко́сть не сокруши́ся Бо́га и Влады́ки. Те́мже превозно́сим Его́ во ве́ки вся́.

Богородичен: Господороди́тельнице Пречи́стая, души́ моея́ я́звы и гное́ния ми́лостивною мольбо́ю Твое́ю, Де́во, очи́сти и па́дша возста́ви. Спаси́ мя, Всенепоро́чная, блу́днаго, спаси́: Ты́ бо ми еси́ Предста́тельница и заступле́ние, еди́на Чи́стая и Благослове́нная во вся́ ве́ки.

Пе́снь 9.

Ирмос: Устраши́ся вся́к слу́х неизрече́нна Бо́жия снизхожде́ния, я́ко Вы́шний во́лею сни́де да́же и до пло́ти, от деви́ческаго чре́ва бы́в Челове́к. Те́мже Пречи́стую Богоро́дицу, ве́рнии, велича́ем.

Устраши́ся по́лк лука́вый и сего́ предста́тель диа́вол богосло́внаго твоего́, проро́че, язы́ка, Христа́ пропове́давшаго, и отрокови́цею скве́рною Ирода повину́ главу́ усещи́ твою́, но мы́ тя, Крести́теля, велича́ем.

Удо́ль у́бо естества́ смире́на возвы́сися, и хо́лм смири́ся сме́ртныя горды́ни, гла́с бо вопию́щаго воззва́ в пусты́нях све́та, во а́довых жили́щах: врата́ возми́теся, Ца́рь бо все́х вни́дет.

Трепе́щут стра́сти челове́ческия и стра́хом отбега́ют де́мони, осене́нием от Бо́га тебе́ да́нныя благода́ти. Но от обои́х искуше́ний ста́до твое́ изба́ви, Госпо́день Предте́че, ве́рою тя́ при́сно велича́ющее.

Богородичен: Напрязи́, и успева́й, и ца́рствуй, Сы́не Богома́тере, исма́ильтеския лю́ди покаря́я, борю́щия на́с, побе́ды да́руя на ва́рвары враги́, мольба́ми ро́ждшия Тя́, Сло́ве Бо́жий.

Свети́лен.

Во проро́цех бо́льша позна́на и апо́стол предъизбра́нна бы́вша, пе́сньми похва́льными венча́ем Предте́чу благода́ти: во главу́ бо усе́чен бы́сть зако́на ра́ди Госпо́дня.

Сла́ва: Скве́рный Ирод чистоты́ сади́телю, тебе́, Крести́телю Спа́сов, главу́ усече́ льсти́вне, обличе́ний же твоего́ язы́ка посещи́ ника́коже возмо́же.

И ны́не, Богородичен: Яже кля́тву мирску́ю боже́ственным рождество́м Твои́м, Чи́стая, потре́бльши, ста́до, Тебе́ моля́щееся ве́рно, от вся́ких бе́д изба́ви моли́твами Твои́ми, Отрокови́це.

Стихи́ры, гла́с 8.

О, пресла́внаго чудесе́! / Свяще́нную главу́ / и Ангелом гове́йную, / нечи́стая блудни́ца ноша́ше, отрокови́ца, / обличи́вшую дея́ние беззако́нно, / прелюбоде́йце ма́тери принесе́. / О, неизрече́ннаго твоего́ терпе́ния, Человеколю́бче! / Имже, Христе́, спаси́ ду́ши на́ша, / я́ко еди́н Благоутро́бен.

О, Иродова окамене́ния! / Обезче́стивый Бо́га / зако́нными преступле́ньми, / кля́твы соблюде́нием ле́стне лицеме́рствует, / и к прелюбодея́нию уби́йство прилага́ет, / се́товати творя́йся. / О, неизглаго́ланнаго Твоего́ милосе́рдия, Влады́ко! / Имже, Христе́, спаси́ ду́ши на́ша, / я́ко еди́н Благоутро́бен.

О, па́че ума́ удивле́ния! / Проро́ков печа́ть, / земны́й Ангел, / блу́дному пляса́нию показу́ется цена́, / богосло́вный язы́к, / предпосыла́ется и су́щим во а́де Христо́в провозве́стник. / О, несказа́ннаго Твоего́ промышле́ния, Влады́ко! / Имже, Христе́, спаси́ ду́ши на́ша, / я́ко еди́н Благоутро́бен.

Сла́ва И ны́не, гла́с 6:

Па́ки Ироди́я бе́сится, па́ки смуща́ется. О, пляса́ния льсти́внаго, и пи́ра с ле́стию! Крести́тель усека́шеся, и Ирод смуща́шеся. Моли́твами, Го́споди, Твоего́ Предте́чи ми́р пода́ждь душа́м на́шим.

Молитва Предтече и Крестителю Господню Иоанну

Крести́телю Христо́в, пропове́дниче покая́ния, ка́ющагося не пре́зри мене́, но совокупля́яся с во́и Небе́сными, моли́ся ко Влады́це за мене́, недосто́йнаго, уны́лаго, немощна́го и печа́льнаго, во мно́гия бе́ды впа́дшаго, утружде́ннаго бу́рными по́мыслы ума́ моего́. Аз бо есмь верте́п злых дел, отню́дь не име́яй конца́ грехо́вному обы́чаю, пригвожде́н бо есть ум мой земны́м веще́м. Что сотворю́? Не вем. И к кому́ прибе́гну, да спасе́на бу́дет ду́ша моя́? То́кмо к тебе́, святы́й Иоа́нне, благода́ти тезоимени́те, я́ко тя пред Го́сподем по Богоро́дице вем бо́льша бы́ти рожде́нных всех, ты бо сподо́бился еси́ косну́тися верху́ Царя́ Христа́, взе́млющаго грехи́ ми́ра, А́гнца Бо́жия. Его́же моли́ за гре́шную мою́ ду́шу, да поне́ отны́не, в пе́рвый на́десять час, понесу́ тяготу́ благу́ю и прииму́ мзду с после́дними. Ей, Крести́телю Христо́в, честны́й Предте́че, кра́йний Проро́че, пе́рвый во благода́ти му́чениче, по́стников и пусты́нников наста́вниче, чистоты́ учи́телю и бли́жний дру́же Христо́в! Тя молю́, к тебе́ прибега́ю: не отри́ни мене́ от твоего́ заступле́ния, но возста́ви мя, низве́рженнаго мно́гими грехи́. Обнови́ ду́шу мою́ покая́нием, я́ко вторы́м креще́нием, поне́же обоего́ нача́льник еси́: креще́нием омыва́яй прароди́тельный грех, покая́нием же очища́яй коего́ждо де́ло скве́рно. Очи́сти мя, греха́ми оскверне́ннаго, и пону́ди вни́ти, а́може ничто́же скве́рно вхо́дит, в Ца́рствие Небе́сное. Ами́нь.