Шрифт

Толкование на Апостол. Блж. Феофилакт Болгарский / Ефес. (гл.1 ст.1-23)

Толкование на Послание к Ефесянам святого апостола Павла

Святого блаженного Феофилакта Болгарского, архиепископа Охридского

Глава 1

Смотри, предлог δια он отнес к Отцу, – и заметь, – это для ариан.

Смотри, какая в то время была добродетель: святыми и верными он называет мужей мирских, имеющих жен и детей. А теперь и в горах и пещерах не таковы.

Сказав: «благодать», прибавляет: «от Бога, Отца нашего», дабы показать, что сделала нам благодать, именно: она сделала Отцом нашим Владыку и Бога. Но и Господь, то есть Сын, по благодати к нам соделался и Иисусом и Христом, так как ради нас воплотился, наречен Иисусом и освятил человечество Божеством.

Вот и Бог и Отец одного и Того же Христа: Бог как воплотившегося, а Отец как Бога Слова.

В отличие от иудейского благословения он назвал это "духовным". Ибо то было более телесным. Бог «благословит», сказано, «плод чрева твоего» (Втор.7:13); и «благословит вхождение твое и исхождение твое»2. Здесь же всякое благословение духовное, и ни в чем у нас нет недостатка. Ибо мы сделались бессмертными и сынами Божиими, и сонаследниками Христа, и начаток наш приемлет поклонение от вышних сил. Посему справедливо сказал: «всяким благословением», потому что нам даровано все божественное и духовное. "Во Христе". То есть чрез Иисуса Христа дано нам благословение, а не чрез Моисея, как иудеям. Поэтому не только качеством благ, но и посредником отличаемся от них.

Как бы поясняя, почему наше благословение духовно, он говорит: "в небесах". Ибо благословение иудеев было на земле, а посему и телесно: «благая (говорится) земли снесте; землю текущую медом и млеком; благословит Господь землю твою» (Пс.127, Исх.33, Числ.13:14, Втор.11и 31). А здесь ничего нет земного, но все небесное. Поэтому-то и духовно наше благословение. Ибо Царство Небесное обещано нищим, и гонимым – великая награда на небесах (Мф.5:3).

Благословил, говорит, нас чрез Христа, равно как и избрал чрез Него, то есть чрез веру в Него. «Избрал прежде создания мира». Ибо соделанное для нас предопределено от века, не новое что-либо совершается, но приводится в исполнение положенное из начала. Хорошо также сказал – καταβολν – сложение, создание (собственно значит низвержение (схождение, – Прим. Ред.) с высоты), дабы показать, что как бы с некоторой вы­соты Божественной силы низвержен (низведен, – Прим. Ред.) и утвержден мир. А слово "избрал" указывает и на Божественное человеколюбие, и на добродетель их, ибо Он избирает всех, которые будут достойны.

Чтобы ты, услыхав, что "Он избрал", не сделался беспечным, как уже избранный, – он говорит: для того нас Бог избрал, чтобы мы были святыми и непорочными, оставаясь верными той святости, которую Он даровал нам при крещении, и проводя жизнь добродетельную. Свят же тот, кто держится веры, а непорочен тот, кто безукоризнен в своей жизни; святости же и непорочности Он требует не простой, но "пред Ним". Много бывает святых пред людьми, каковы фарисеи, но не пред Богом. Это и Давид говорит: «по чистоте рук моих». По какой? – «пред очами Его» (Пс.17:25). И Исаия также: «очиститесь, удалите злые деяния ваши от очей Моих» (Ис.1:16).

Сказав: "избрал", дал понять, что Он избрал нас как достойных, за нашу добродетель. Но так как не от нашей только добродетели зависит спасение, то добавил: «в любви предопределив усыновить нас», – то есть вследствие Своего человеколюбия возлюбив нас, предопределил. Притом, уверовать и прийти от нас зависит, хотя тоже по призванию Божию; но удостоить пришедших «усыновления» – это дело одной любви Его и человеколюбия. Посему Он присовокупил: «предопределив усыновить». Какое же это усыновление? Которое к Нему приводит род наш и делает нас своими Ему. И это также «через Иисуса Христа». Ибо хотя Отец предопределил, но Христос привел нас. Так как чрез Сына все блага, а не чрез какого-нибудь раба, то и честь славнее.

Потому, говорит, Он предопределил нас к усыновлению, что желал, сильно желал, стремился (это ведь и есть «благоволение») показать славу благодати и благодеяния Своего. Но разве ищет славы Бог? Нисколько:

Божество ни в чем не имеет нужды, но желает прославления от нас, чтобы мы как можно более возлюбили Его. Ибо тот, который изумляется оказанным ему благодеяниям, будет стараться не оскорбить своего благодетеля, и чем более он помнит об этих благах, тем более он будет любить давшего их. Итак, благоволение (εύδοκία) есть желание Божие главное (основа других желаний). Как например: первое хотение Божие, чтобы никто не погиб, второе хотение – чтобы сделавшиеся злыми погибли; потому что Он действительно не по необходимости наказывает, но по изволению. Итак, благоволение есть главное хотение Божие.

Не сказал – даровал (έχαρίσατο), но: «облагодатствовал» (έχαρίτωσε), то есть соделал нас приятными и любезными. Подобно тому, как если бы кто, встретив какого-нибудь старца, покрытого язвами и изнуренного голодом и безобразного, вдруг сделал его другим, благообразным и юным, украсив его всяческими дарами, так и Бог, найдя нас нравственно изуродованными и гнусными, явил нас приятными и прекрасными. «И возжелает», сказано, «Царь красоты твоей» (Пс.44:12). «Облагодатствовал же в Возлюбленном Сыне», то есть чрез Возлюбленного.

Благодаря Возлюбленному, говорит, мы имеем избавление. Какое же? «Прощение грехов». Как оно происходит? "Кровию". Ибо то особенно изумительно, что, предав на смерть Своего возлюбленного Сына, Он освободил нас, ненавистных, дав в искупление и избавление Кровь Возлюбленного. И заметь, – это более чем усыновление: даже Сына не пощадил ради нас. Ибо после того, как сказал об усыновлении, говорит об этом, восходя от меньшего к большему.

Соделал же это, говорит он, по богатству благодати Своей. Заметь эти усиленные выражения: нам дано богатство, и богатство Божие, богатство благодати, и не просто благодати, но «каковую Он в преизбытке даровал нам», то есть преизобильно излил.

То есть благодать излил на нас для того, чтобы, сделав нас мудрыми и разумными, «открыть нам тайну воли»; он как бы говорил: тайны сердца Своего открыл нам. Или же таким образом: «чтобы показать нам тайну во всем разуме и мудрости», то есть глубину всякой мудрости и разума. Ибо врагов, притом презренных, удостоит столь великих благ и это в конце времен и чрез крест, не дело ли это великой мудрости?

Сделал же это как хотел, как «прежде положил» и предопределил "в Нем", имеется в виду во Христе.

И благоволение сие и соизволение «прежде положил» и предопределил в «устроении» и в установление «полноты времен». Ибо полнота времен, то есть последние времена, требовали наказания и мщения, так как тогда умножилась человеческая злоба. А явление Сына, напротив, в эти последние времена соделало спасение, что свойственно непостижимой мудрости.

Небесное, говорит он, было отделено от земного, не имело одной главы. Ибо, хотя с точки зрения творения Бог один для всех, но что касается нравственного единения, то сего еще не было. Посему Отец «прежде положил» соединить под единой главой небесное и земное, то есть положить одну главу всем – Христа: и ангелам по бестелесной природе, и человекам по плоти. Посему во Христе соединил Отец, то есть завершил то, что созидалось долгое время, закончив и завершив слово правдой.

Сказав выше: "избрал", теперь снова говорит: «мы сделались наследниками» во Христе, то есть чрез Христа. Но так как наследство есть дело случая, а не добродетели и выбора, то он исправляет это самое, говоря: «быв предназначены к тому по определению» Божию. Ибо Он не предопределил бы, если бы признавал недостойными. Но все совершающий Бог прежде нашего появления на свет уже видел нас и избрал и отделил нас для Себя; так что, совершив Сам наше избрание и отделение, Он не ошибся. Избрание же для наследия есть дело благости, так как дается без труда, по Божественной благодати, хотя и на достойных простирается. «По изволению воли Своей» – говорит, дабы показать, что не потому, что евреи не уверовали, случайно призваны язычники, но от вечности то было предопределено, и этот совет Божий и воля Его были искони. Ибо хотя и сказал Христос: «на путь к язычникам не ходите» (Мф.10:5), и: «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева» (Мф.15:24), но это сказано для увещания иудеев и привлечения их, как детей, склонных к обольщению, так как по истине призвание язычников было предопределено от века.

Чтобы, говорит, быть нам славой Его, – нам, возымевшим надежду на Христа, то есть уверовавшим во Христа и, прежде наступления будущего века, надеющимся на будущие для нас блага. Ибо слава и похвала благости Божией в том, чтобы спасти столь отчужденных.

То есть во Христе. Так и к евреям говорит: «говорил нам в Сыне» (Евр.1:2). Называет же проповедь «словом истины» в отличие от закона, бывшего прообразом и тенью, а «благовествованием спасения» – в отличие от закона умерщвляющего и будущего наказания. Ибо проповедь о первом явлении призывает ко спасению, а труба второго – к наказанию.

"В Него" – в Евангелие, говорит, "уверовав", или "в Него" во Христа; то есть благодатью Христовой уверовав, «запечатлены», так что ясно, что вы – жребий и удел Божий. Но иудеи запечатлены были обрезанием, как бессловесные, приняв телесную печать, а мы как сыны Божии, и запечатлены Духом, что выше плотского запечатления. Называет же Его Духом «обетованным» или потому, что по обетованию Он дан, ибо и чрез Иоиля Бог обетовал: «излию от Духа Моего на всякую плоть» (Иоил.2:28), и Христос говорит: «примете силу, когда сойдет на вас Дух Святой» (Деян.1:8), – или потому, что обетование грядущих благ Дух подтверждает. Ибо уже тем, что Он ниспослан нам, дается уверенность в будущем, посему и называется залогом. Послушай, что следует далее.

Бог «купил» нам наше спасение и дал нам пока в залог Духа, уверяя тем, что Он дарует и наследие неизреченных благ. И те, которые поистине причастны Духа, каков был, например, и Павел, отсюда уже разумеют, что Он есть залог совершенного наследия. Посему-то Павел и стенал и искал достигнуть совершенства «и быть со Христом» (Флп.1:23). А мы не имеем такого залога, как подобает, и не стремимся к совершенству, поскольку еще не вкусили его.

Словом "удел"περιποίησις – он обозначает Божию заботливость и попечение о нас. Посему он говорит, что сей залог ведет к совершенному избавлению и к полному нашему спасению, для сего он и дарован. Ибо тогда наступит совершенная свобода, когда совсем уничтожится грех, когда святые освободятся от сожительства с грешниками и будут спасены и приобретены Богом, чтобы быть Его народом. А некоторые под "уделом"περιποίησις – разумеют нас самих. Итак, «для искупления удела», то есть нас, которые составляем достояние и стяжание Божие.

Постоянно присовокупляет это, удостоверяя, что непременно исполнится обещанное. Ибо, если бы ради нас делал, можно было бы еще сомневаться, но теперь, когда Он намерен совершить это для проявления Своей благости, кто может возразить, что не сделает? Так и Писание говорит: «со мной же, Господи, твори ради имени Твоего» (Пс.108:21), и: «не нам, но имени Твоему дай славу».

"Посему". Почему же? Потому, что вы, уверовав, приняли запечатление Духа и получили залог будущих благ и совершенного избавления, и имеете получить то, что уготовано право верующим и благочестно живущим, – «непрестанно благодарю за вас». Видишь ли, какое сострадательное сердце, за всех приносит благодарение, как будто сам получил благодеяние. Ибо не только к ефесянам, но и ко всем это пишет. Итак, хотя достойно благодарить Бога и за все другое, чего мы удостоились, но достойно благодарить и за веру верующих, потому что они так просветились, что притекли ко кресту Спасителя, отступив от губителя. Таково ведь свойство братолюбия. "Услышав", говорит, «о вашей вере во Христа Иисуса». И не только о вере, но и о любви, то есть милосердном и братолюбивом расположении, и даже человеколюбивом, как простирающемся на всех, а не на одних местных святых, то есть на бедных верующих. И везде он с верой соединяет любовь, поскольку она порождает добродетельную жизнь. Ибо без нее бесполезна вера, – вера без дел и жизни; равно как и жизнь – без веры.

Заметь, сколь многих он имеет в своем уме, сколь многих он помнил в своих молитвах. А мы и самих себя не вспоминаем, как должно.

О чем ты молишь и просишь за нас? Дабы Бог умудрил вас, "Бог" же «Господа нашего Иисуса», то есть Человека, подобного нам по плоти. «Отец славы», то есть даровавший нам великие и славные блага. Ибо всегда на определенном основании именует Его, как в выражении: «Отец милосердия и Бог всякого утешения» (2Кор.1:3); и пророк: «Господи, крепость моя, щит мой» (Пс.17:2,3). Посему и здесь, так как Он даровал нам великие и славные блага, называет Его Отцом славы, то есть источником. Ибо нельзя иначе Его называть, как самым славнейшим у нас именем. Григорий же Богослов под славой разумел Божественность Единородного; так что по отношению к Тому же Христу Он есть Бог и Отец: по отношению ко Христу, то есть к человечеству, Бог, а по отношению к славе, то есть к Божественности, Отец.

То есть да даст вам дар, чтобы просветиться от Духа. Ибо если Дух не откроет сокровенных тайн, другим способом невозможно постигнуть их. Ибо только «Он», а не ангел и не архангел, «все проницает, и глубины Божии» (1Кор.2:10). «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия» (1Кор.2:14). Посему, когда Дух откроет нам тайны, тогда и в познании Бога мы будем, и очи наши просветятся и не будем сомневаться и говорить, что невозможно то или другое, но будем видеть все, как есть.

То есть к какому упованию мы призваны. Ясно же, что к усыновлению и к наслаждению небесными благами и к тому, чтобы главою нашей был Христос. Но поскольку это есть будущее, то и нужно духовное откровение, чтобы узнать его.

И это, как еще неизвестное, имеет нужду в откровении от Духа, какие именно блага наследуют святые. Ибо велики они. Посему и называет их «богатством славного наследия», то есть несказанной славой, превышающей понимание. А «наследием» это называет потому, что оно еще будет дано сынам.

Вышесказанное касалось будущего. Теперь же говорит о бывшем уже, чтобы от сего и то стало достоверным. Что же это такое? То, что, говорит, мы уверовали, ибо и это требует откровения, чтобы вы яснее это поняли. Итак, что же? Разве не сознавали ефесяне, что уверовали? Конечно, сознавали, но не так, как говорит теперь. Ибо не легко это знать, потому что нужна великая сила – переубедить душу и отвратить от заблуждения, такая нужна сила, каковой не требуется для воскрешения мертвого. Ибо мертвых одним только словом воскрешал Господь, но иудеев не убедил даже многими речами и удивительными делами. Посему и говорит, что и для этого имеем нужду в откровении Духа, дабы понять, что принятие нами веры есть дело великой силы и действия Божия. И как Христа воскресил Он из мертвых, так и нас, бывших мертвыми, воздвиг от неверия. Посему и назвал это «безмерным величием могущества» и «державой силы». Ибо когда ничего не достигли пророки и все творение: и видимое, научая своим благоустройством, и невидимое – в лице наставляющих и вразумляющих ангелов, – тогда неожиданно мы получили спасение. А слова: «воздействовал во Христе», разумей, сказаны о человеческой природе. Ибо Восставший из мертвых есть Человек, хотя и был Он соединен с Богом.

Не сказал: высоко, но "превыше", чтобы указать на величайшую высоту. Ибо из крайней глубины Он возвел на самую высоту человеческую природу во Христе. Конечно, о ней говорит, как об умершей и воскрешенной, так как божественная природа действительно не умирала, не воскресала и не возвышалась, как всегда бывшая выше всякой высоты. Итак, выше всякой ангельской силы воссела прежде презренная человеческая природа.

Что бы то ни было, говорит, на небе, оно ниже Сего воспринятого и вознесенного, и Он есть всех выше. Отсюда научаемся, что есть некоторые силы, которых мы теперь и назвать не можем, тогда же будут открыты.

Чтобы из слов «посадив превыше» ты не заключил, что Он получил только первую почесть, он указывает, что и владыкой Его сделал над всем. И не просто подчинил, но отдал в полное подчинение: « под ноги Его».

О чудо! И Церковь посадил на том же самом троне; потому что где глава (т.е. Христос, – Прим. Ред.), там и тело 4 (т.е. сама Церковь, – Прим. Ред.). Слова же «выше всего» указывают на то, что главу дал мощную, которая выше всего, выше ангелов, выше архангелов.

Чтобы ты, услышав это, не подумал, что именем главы называется какое-нибудь начальство и власть (ибо и это значение имеет слово "глава"), он говорит, что Христос есть глава Церкви, как тела, и также ей сроден и тесно соединен. И Церковь есть полнота Его. Ибо как тело есть полнота головы, восполняя ее своими членами, так и Церковь есть полнота Христа, «Наполняющего все во всем». Ибо Христос восполняется и как бы завершается всеми членами в лице всех верующих: восполняется как бы рукой в лице милостивого человека и иным способом помогающего слабым; как бы восполняется ногой в лице человека, предпринимающего путешествие ради проповеди и призревающего своих братьев, и иным членом восполняется в другом верующем. И таким образом восполняется всеми членами в лице всех верующих, то есть чрез посредство всех верующих, когда один одну, другой другую оказывает услугу. Ибо тогда становится совершенной глава наша – Христос, то есть получает совершенное тело, когда мы все вместе будем соединены и тесно связаны.